ТОСКУ, ТУГУ-ПЕЧАЛЬ ЗАКОЛЕМ НАВСЕГДА!!!

Орденовъ Сутулога и Горбатога
Газета сатиры и юмора

ДЕВУШКА С ХАРАКТЕРОМ

РЫКЛИН ГРИГОРИЙ ЕФИМОВИЧ

(02.02.1894 г. – 06.03.1975 г.) 

Писатель сатирик

СОВЕТСКИЙ ПИСАТЕЛЬ-САТИРИК.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР ЖУРНАЛА «КРОКОДИЛ» (1938 — 1948)

 

ДЕВУШКА С ХАРАКТЕРОМ

Сосна, ель, тишина, сумерки. Вообще —  природа.

И вот по этой лесной заснеженной тропинке идут двое. Один из них — рослый, широкоплечий парень в белом маскировочном халате, с авто­матом в руках. Второй — это субъект средних размеров, средней упитанности. И думаю, что вы, конечно, догадываетесь, что это — фриц.

Карикатура на пленного немца

Фриц идет впереди. Человек с автоматом — позади. Один из этих двух — в тулупе, в ва­ленках, в мохнатой ушанке. Второй — в бабь­ей кацавейке, а голова обмотана рваным и гряз­ным платком.

Фриц спотыкается. Ему скучно и тоскливо. Он то и дело замедляет шаг. Ho остановиться не может. Повернуть назад не смеет. За его спиной — холодное н суровое дуло автомата. И автомат этот в руке…

При воспоминании о руке Генриху Штейеру делается не по себе. Да, автомат в очень креп­кой руке. Еще до сих пор у Генриха Штейера шум в голове. Ну, и здорово хватил его по башке этот здоровенный русский парень, пар­тизанский разведчик!

Они идут. И вот они пришли в какую-то землянку.

Парень в маскировочном халате сказал, об­ращаясь к усатому человеку:

— Товарищ командир! Принимай птаху.

Птаха в бабьей кацавейке испуганно озира­лась по сторонам. Вдруг она увидала на столе каравай хлеба и огромный кусок колбасы. Птаха забыла обо всем на свете. Ее глаза засверкали вдохновением. Она жалобно про­каркала:

— Кушить…

Картинка про девушку-солдата

Фрицу дали поесть. Он немедленно с превеликой доблестью атаковал хлеб с колбасой. Но вдруг еда застряла в его горле. Глаза расширились. Он увидел то, чего в жизни ни­когда не видел. Парень, который привел его, сбросил с себя маскировочный халат. И этот парень оказался не парнем.

Это — страшно сказать! — это… девушка.

Что же это такое? А? Нет, что ни говори­те, а русские применяют неправильные методы войны. Его, германского обер-ефрейтора, пой­мала и привела в плен девушка. И это она его… Шум в голове напомнил ему о первых мгновеньях своей встречи с этой русской де­вушкой.

Птаха перестала есть. У птахи пропал аппетит.

Нас это мало беспокоит. Тем более что наш рассказ — не о фрице, а о разведчице Ане, о девушке из партизанского отряда «Бей гадов!»

— В нашем отряде, — рассказывает коман­дир, — есть свой женотдел. И возглавляет его Аня. О, это девушка с характером! У нас и другие девушки не лыком шиты. Но Аня…

Рука? Да. Рука у нее крепкая. Но и голова у нее крепкая. А в партизанском ремесле го­лова — не последнее дело.

Плакат СССР

Пошли раз поздно вечером наши девушки под командой Ани ловить «языка». И вот ка­кую штуку Аня придумала. Дело в том, что на самом краю деревни стоит немецкий часо­вой. Его-то и надо было притащить к нам. Но как его взять, чтоб шума не случилось? Чуть-что — немец подымет тарарам.

Аня придумала. Она из соломы сделала чу­чело. Нарядила его в немецкую шинельку и пилотку. Привязала к чучелу длинную бичеву. Поймав момент, когда часовой удалился в сто­рону, Аня положила соломенного фрица на дорогу, а сама отползла в канаву.

Вот выходит часовой. Аня из канавы дерга­ет за бичеву. Чучело ползет. Часовой при блед­ном свете луны замечает, что ползет немецкий солдат. Часовой сразу догадался: немец хочет перебежать к русским. Часовой кричит: «Хальт!» Чучело молчит и начинает быстрее ползти. Часовой бежит за чучелом. Но чучело набирает темпы. Часовой стреляет в чучело и попадает ему в спину. Но чучело не обращает внимания на такие пустяки и продолжает ползти. Часовой бежит. А когда отбежал подальше от деревни… Короче говоря, вскоре часовой очутился в пар­тизанской землянке. Тут его наши девушки и познакомили с чучелом.

Были у Ани дела и посерьезней. Нужно было пустить под откос немецкий эшелон.

У железнодорожной насыпи ходит немецкий полицейский. Вот-вот должен пройти поезд. Подбегает к полицейскому, сильно хромая на одну ногу, какая-то растрепанная, сильно перепуганная женщина. В руках корзинка со щавелем.

— Ой, господин полицейский!.. Собирала щавель… Сама видела… Партизаны что-то поло­жили на рельсы… Сейчас все кругом взорвет­ся… Надо бежать… Oй!

И полицейский кинулся, что есть мочи, по­дальше от опасного места. Этого только и на­до было Ане. Вы, конечно, поняли, что хромая баба со щавелем — это была Аня. Так поймите еще и то, что в корзине под щавелем у нее лежал чудный гостинец для немцев. Этот гостинец был немедленно положен под рельсы. А минут через пятнадцать вся окрестность огласилась сильным взрывом и грохотом разбитых ваго­нов и платформ.

Вот какай наша Аня! Еще много интересного можно было бы о ней рассказать. Да всего сразу не расскажешь… Боевые ребята — наши девушки!

 

Г. РЫКЛИН

 

1942 г.

Читать другие анекдоты