Политическая сатира

НАРОДНАЯ ГАЗЕТА САТИРЫ И ЮМОРА ВЪ ЭКСКЛЮЗИВНЫХЪ, ТОЛЬКО НАШИХЪ, РИСУНКАХЪ И КАРИКАТУРАХЪ

Георгиевская лента, солдат-победитель

Похоронки, раны,  пепелища…

Память,  душу мне  войной  не рви,

Только времени  не знаю чище

И острее  к Родине любви.

Лишь любовь  давала людям силы

Посреди ревущего огня. 

Если б я не верила в Россию,

То она не верила б в меня…

 

ДРУНИНА Юлия Владимировна 

ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ НОМЕРА:

(ВЫБИРАЙ И ЖМИ НА КАРТИНКИ, ТОВАРИЩ!)
1459647084

Политическая сатира. Архив

НАШИ БАБУШКИ-ВЕТЕРАНЫ:

 ФРОНТ

ТЫЛ

ОККУПАЦИЯ

1

 

ФРОНТ

Женщины на войне. Фото

БИРЮКОВА НИНА МАКСИМОВНА

21 июня 1922 года.- 06 сентября 2014 года

 

В 1942 году закончила двухмесячные курсы военных шоферов. На фронте боец Красной Армии Бирюкова Нина на «полуторке», часто без сна и отдыха, под шквальным огнем и бомбежками противника, перевозила боеприпасы,  продовольствие, медикаменты, личный состав, вывозила в тыл раненых, выполняла тяжелые и  опасные рейсы, от которых, порой, отказывались даже опытнейшие мужчины-шоферы.

 

Однажды везла Нина снаряды через огромное ромашковое поле. И вдруг на ее одинокий грузовичок налетел вражеский самолет с нарисованными на  бортах пиковыми тузами. Фашистский стервятник не бомбил, не стрелял, а, страшно воя, пикировал сверху: то ли боеприпасы экономил, то ли издевался над легкой мишенью. И надо было Нине бежать куда-то, прятаться – только после  трех бессонных суток за рулем уже никаких сил не было. Да и, чисто по-девчоночьи, стало жалко ей новую полуторку (предыдущая машина утонула во время бомбежки на переправе), которая от перегруза боеприпасами не могла теперь маневрировать по полю. И снаряды позарез нужны были фронту… Одним словом – накатило это все на девушку и такая охватила ее злость, обида, ненависть, что, не помня себя от гнева, вышла она из машины, подняла маленькие кулачки вверх и стала грозить пикирующему на нее супостату, крича все, что о нем думает. Фашистский ас ее, конечно же, не услышал. Но такую картину, видимо, увидел впервые: обычно все в панике от него разбегаются, бросают все, а тут, вместо шофера-мужика, из кабины вылезла какая-то шпингалетка, чуть выше колеса ростом, и грозит ему – гордости Люфтваффе — кулаками, наплевав на его «тузы» на бортах…  Зашел озадаченный немец еще на один круг, пролетел низко-низко мимо Нины, чтобы, наверное, рассмотреть ее получше. Рассмотрел и… тоже показал ей кулак и улетел за горизонт. Только тогда подкосились от страха и бессилия ноги у девчушки. Упала она в траву, хотела разрыдаться… Но она должна была везти боеприпасы, поэтому ответственная комсомолка сказала себе самой: нечего тут валяться, время терять, а поплакать можно и по дороге в машине…

 

В мае 1945-ого сержант Бирюкова оставила простенькую надпись на поверженном Рейхстаге: «Доехала до Берлина. Нина». Но война для нее закончилась только после капитуляции Японии. Награждена «Орденом Великой Отечественной войны», медалями «За отвагу», «За Боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За победу над Японией» и другими правительственными наградами. До 70-летия Великой Победы Нина Максимовна не дожила каких-то полгода…

 

Низкий Поклон и Вечная Память Тебе, Мама и Бабушка!

 

1

 

ТРУДОВОЙ ФРОНТ 

Женщины на войне. Фото

 ШУМШИНА НАДЕЖДА ПАВЛОВНА

15 августа 1924 года – 22 октября 1986 года

 

Надя Сумса была дочерью деревенского кузнеца – финна по национальности. Когда началась война, девушке не было еще и семнадцати лет. За первой бедой пришла сразу же и вторая беда: Сталин объявил все национальности, которые входили в гитлеровскую коалицию — пособниками фашистов и дал указание подвергнуть репрессиям и выселениям всех  этнических немцев и финнов. Так Наденька,  никогда еще не выходившая за околицу дальше соседней деревни, в одночасье со всей своей семьей стала изгоем и «предателем Родины». Впереди, вместо обещанного с экранов «Светлого Пути», замаячила перспектива сталинских тюрем, лагерей, голодной смерти и забвенья.

 

И тогда собрал старый Паоло Сумса скудные средства и пошел на поклон в сельсовет, а уже утром проводил свою любимую, единственную дочку в Рязань с новой справкой о рождении (раньше паспортов у жителей деревень не было и паспорта они получали только после переезда в город и устройства там на работу), выданной уже на фамилию Шумшина. Надя приехала в город, устроилась на завод учеником токаря и получила официальный документ на имя Шумшиной Надежды.

 

В то время прозвучали слова знаменитой на весь Союз девушки-трактористки Дарьи Гармаш: «Мое счастье, мое право обрабатывать нашу землю – пахать, сеять, ухаживать за посевами, собирать урожай и давать людям хлеб – все это хочет отобрать у меня враг. Никогда этого не будет!» И Надя сразу откликнулась на призыв к девушкам и женщинам – освоить мужские профессии и заменить мужчин, ушедших на фронт: она поступает в Сапожковскую школу механизации, заканчивает ее с отличием и получает направление в женскую тракторную бригаду Дарьи Гармаш.

 

В 1942 году в стране развернулось Всесоюзное социалистическое соревнование тракторных бригад. Уже летом 1942 года были подведены итоги проведения весеннего сева. Среди 3932 тракторных бригад, участвовавших во Всесоюзном социалистическом соревновании, первенство завоевала именно женская тракторная бригада Д. Гармаш, в которой работала Надя. 28 июля 1942 года на площади им. Ленина в Рязани состоялось вручение переходящего Красного знамени ЦК ВЛКСМ бригаде-победительнице.

 

При подведении итогов за 1943 год бригада Д. Гармаш опять вышла на первое место, перевыполнив план на 511%. Бригаде вновь была присуждено переходящее Красное знамя ЦК ВЛКСМ и первая премия Наркомата земледелия СССР. Надя вместе с другими трактористками бригады была награждена значком «Отличник социалистического сельского хозяйства». Переходящее Красное знамя ЦК ВЛКСМ бригада рязанских трактористок крепко держала в своих руках все годы войны.

 

Работа девушек-трактористок в тылу приравнивалась к ратному подвигу. Работая в поле, они выполняли боевое задание. Дарья Гармаш так и ставила задачи: «Боевое задание на 30 апреля Шумшиной…» И все боевые задания всегда выполнялись сверх нормы. Надежда Павловна часто рассказывала, как она с подругами работала по 20 часов в сутки, а в страду спали вообще по 2–3 часа. А каково было Наде с подругами пахать зябь на колесном тракторе без кабины промозглыми, осенними ночами, когда холодное от мороза железо обжигало руки, а от резкого ветра из глаз постонно катились слезы и трескалась кожа на лице… Но трактористки не уходили с полей, не перевыполнив норму в несколько раз.  Не случайно старенький колесный трактор, что стоит на высоком постаменте у дороги, ведущей в Москву из Рязани, на котором работали женщины-трактористки, стал символом подвига женщин в годы войны.

Памятник женщинам трактористам. Фото

После войны Надя вернулась в родной колхоз и продолжила работать трактористкой.  Но послевоенная волна репрессий Сталина, который боялся народа-Победителя, все-таки захлестнула и ее: после гнусных доносов ей вспомнили финское происхождение, лишили всех трудовых званий и наград и объявили 20-летнюю Надю «вредителем» и «врагом народа»…

Шумшина Надежда Павловна реабилитирована посмертно в 1991 году.

 

Низкий Поклон и Вечная Память Тебе, Мама и Бабушка!

 

1

ОККУПАЦИЯ

 

2Моя бабушка — САДОВСКАЯ КЛАВДИЯ ИВАНОВНА — родилась 12 ноября в 1927 году в небольшом украинском городке Богодухов Харьковской области. Фашисты вошли в город в ноябре 1941 года. Клавдии было тогда 14 лет. Из тех своих детских впечатлений она помнит ту надежду на спасение в сердцах жителей города, когда малочисленные группы бойцов Красной армии вступили в неравный бой с захватчиками. Но надежда все таяла и угасала вместе с уходящими от окраин на восток звуками боя. А потом вдруг наступила ужасающая тишина и пришел страх: что будет дальше? И это «дальше» не заставило себя долго ждать и уже скоро цинично, нагло, по-хозяйски входило в маленький городок. Лязг гусениц, стрекот мотоциклов, крики о пощаде, детский плач, выстрелы, крики детей… Вот и дом Клавдии, в котором она пряталась в подвале со своей семьей, вдруг наполнился ужасающим грохотом непрошенных, бесцеремонных сапог. Наверху переворачивалась и ломалась мебель, билась посуда, вылетали из окон стекла. А потом открылась дверь подвала, в лицо ударил луч фонаря и грубый голос приказал, почему-то на родном русском языке: «Быстро всем выйти!» На мгновение у Клавы снова вспыхнула надежда, что это – наши, что они все-таки победили! Но грубые руки уже вытаскивали детей из подвала за шиворот, волосы и, как вещи, бросали на пол. Женщинам и старикам «повезло» меньше: их «поторапливали» наотмашь, не глядя, прикладами винтовок и кулаками. Это были полицаи. Так начались почти 2 года оккупации.

 

В первый же день фашисты собрали все население на площади перед универмагом и показательно повесили нескольких коммунистов. А потом, почти ежедневные, казни и расстрелы проходили уже без общих сборов населения: стреляли и забивали насмерть прямо на улице за навет, донос, за косой взгляд, неосторожный ответ и… просто так, по пьяни, для потехи. Сами немцы редко прикладывали к этому руки. А зверствовали, пытали и издевались бандеровцы, власовцы, полицаи и прочие отщепенцы и предатели.

 

Каждый день детей от 7 до 16 лет  загоняли в, так называемые, «трудовые детские кружки». Там они с утра до поздней ночи, не разгибаясь, с 10 минутным перерывом на поедание холодной мутной воды-баланды, «обучались» ремеслам под руководством полицаев и отщепенцев: девочек учили шить тюремные робы, а мальчики что-то строгали, выпиливали. Отметок детям не ставили: просто избивали палками и другими подручными предметами за любую провинность. Конечно же, фашисты цинично преподносили это все под благородными идеями: мол, коммунисты над вами издевались, а мы обучаем, заботимся о вас. И только потом, когда советские войска выбили фашистов из города и захватили немецкую документацию, Клавдия и другие дети оцепенели от ужаса, узнав ту участь, которая их всех ожидала. Немцы педантично составляли списки обучаемых, вели, так называемые, «классные журналы», делали в них пометки. Только напротив одних фамилий стояли «плюсы», напротив других – «минусы»: «плюс» — значит, трудовой концлагерь и рабство в Германии, «минус» — в расход… Видимо, трудовые концлагеря были тоже не резиновыми, поэтому в документах указан был и лимит «способных к труду» детишек из маленького украинского городка – 50 «голов». Именно – «голов», потому что изуверы держали детей и подростков за скот. Как скот по головам и считали…

 

Современное фашистское отребье на Украине бьет себя сейчас в грудь и кричит о том, что немцы, якобы, уважали и почтительно относились к власовцам,  бандеровцам, считали их патриотами. Воспоминания же Клавдии Ивановны говорят об обратном.

 

Так, в доме Клавдии и ее родителей поселился высокопоставленный немецкий офицер. Он был кем-то, вроде замполита, идеолога вермахта. Семье стало немного легче: пьяное бандеровско-полицайское отребье пугливо обходило теперь их дом за два квартала. Денщиком у немца был услужливый власовец. Офицер относился к нему с нескрываемым презрением, часто говорил ему: «Я, если погибну, то в бою, а тебя и твоих дружков-предателей свои же, как бешеных собак, и пристрелят».

 

Незадолго до прихода наших войск, именно националисты-бандеровцы собрали более 70 евреев за городом, заставили выкопать огромную яму, а потом расстреляли. Добивать никого не стали – так и закопали живьем…

В августе 43-го наши войска с боем заняли Богодухов. Клавдия Ивановна до сих пор с трудом подбирает слова, которыми можно описать те безграничные  счастье и радость, которыми жители города встретили своих освободителей от фашистского ига!

 

С тех пор прошло более 70 лет. Клава выросла и, со временем, заслуженно стала Уважаемой всеми Клавдией Ивановной, вырастила детей, внуков. Скоро в институты будут поступать уже правнуки. Но до сих пор неумолимое эхо войны возвращает ее в тот День Освобождения города от фашистов, и снова видит она себя той девочкой-подростком… Той Клавой, которая стоит во дворе ненавистной «школы труда и рукоделия» и плачет навзрыд, и не может остановиться, потому что в руках она держит тот проклятый «классный журнал» и читает под своей фамилией пометку — «к труду пригодна, но склонна к болезням», а в строке напротив себя видит черный,  жирный, страшный «минус»…

 

Долгих лет Жизни Тебе и Спасибо за Все, Мама и Бабушка!

СМОЛЕНОВ К.С.

 

ЧИТАЙ ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ ЭТОГО НОМЕРА:

1456427910